Tags: песенки и баллады

кривая в перевернутом

Романс таки стал романсом

Мой «Местечковый романс» наконец-то получил то, к чему всегда стремился, — он обрел мелодию и исполнителя.
Вадим Филиппов не только превратил эти стихи в песенку, но и дописал к ним очень достойное четверостишие. У романса появилось послесловие! Так что теперь и я знаю, чем там дело закончилось.
Разумеется, «запись любительская, не студийная и т. д. и т. п.» (предупреждает Вадим), но (добавляю я) интонации такие как надо:)

Катания 2015

Местечковый романс

Очень старый стишок. Точнее, песенка. Точнее, романс. В ЖЖ был, но, как я сейчас поняла, 11 лет назад (о ужас, люди за такой срок школу заканчивают, а что сделала ты, жж-юзер milka_why?!). Наверное, мой журнал сейчас читают в основном совсем другие люди, вот я и решила запостить снова. Потому что стишок этот люблю, и жалко мне, что он где-то там в подвале пылится.

Местечковый романс

В этой песенке я не открою ни ада, ни рая вам,
Мне о них ничего не известно, такие дела...
Лучше я расскажу, как под городом под Николаевом
В захолустном местечке красавица Мирка жила.

И смотрели с большим интересом на стан ее девичий –
Вам, конечно, понятно, что им приходило на ум –
Сыновья местной гурии – Семка и Оська Гуревичи,
Сыновья местной фурии – Фурманы Лев и Наум.

У нее под окном часто фыркали лошади пегие –
Покататься ее звал на бричке Ефим Рудерман.
Только Мирка не шла – все сидела, писала элегии,
Сочиняла поэмы и, кажется, даже роман.

Додик Вульф привозил аж из самого Киева цацки ей,
Моня Кац присылал каждый день за букетом букет,
Эрудит Беня Штерн называл то Юноной, то Саскией,
А она все ждала из далеких редакций ответ.

То один, то другой приходил с головой замороченной
К старой свахе Ципоре, что всех, как известно, умней,
И Ципора сказала им честно: «Товар с червоточиной.
Вы забудьте про Мирку, не сватайтесь, мальчики, к ней».

А она по утрам почтальона терзала вопросами,
А она по ночам все писала, писала в тетрадь.
И увлекся Наум рыжей Ривкой с пушистыми косами,
К сердцу Фейгеле стал умный Беня ключи подбирать.

И ряды женихов постепенно редели, как локоны,
И племянник сдавал потихоньку тетрадки в утиль,
И однажды она вдруг надумала выйти из кокона.
Смотрит – нет никого, в океане любви полный штиль.

И сменилось перо аккуратной пластмассовой ручкою,
Мирка так же ждала из редакций восторженных слов,
Доживая свой век с примитивной двоюродной внучкою,
Не умевшей понять силу прозы и прелесть стихов.

Вот и песенка вся. В чем тут цимес, отвечу я вряд ли вам.
Так бывает вполне – только цорес, а цимеса нет.
Вот и песенка вся, и не надо быть очень догадливым,
Чтоб понять без труда, чем закончился этот сюжет.
Не ходи по мне!

Примерная баллада

В одной стране – к примеру, очень дикой –
Жила девица – как родник, чиста.
Питалась – ну, к примеру, ежевикой.
Порой вообще не ела ни черта.

Звалась Мари, к примеру. Чем не имя?
Ведь зваться как-нибудь она должна?
С родителями бедными своими
Жила в убогой хижине она.

Мари резвилась, как, к примеру, серна,
А распевала, как, к примеру, дрозд.
И хоть всегда была одета скверно
И с неба вовсе не хватала звезд,

В ней было нечто. Однозначно, было.
И, например, Рудольф (миллиардер),
Дрожа от страсти и, к примеру, пыла
Ей сделал предложенье, например.

Взволнован, окрылен и околдован,
Он кружева из слов усердно вил.
К ногам Мари, к примеру, был готов он
Три замка бросить и двенадцать вилл.

Он в белом фраке был прекрасен дивно –
Ну, что-то вроде белого орла.
Мари, привыкнув мыслить конструктивно,
Его за ежевикой позвала.

Вы ежевики заросли, к примеру,
Когда-нибудь видали? Никогда?
Тогда придется вам принять на веру:
Там белый фрак не нужен, господа!

Истерзанный колючими кустами,
В чернильных пятнах с ног до головы,
Орел влюбленный – ну, представьте сами –
Отнюдь не в лучшем виде был, увы.

Тогда Мари, расхохотавшись дико,
Без церемоний брякнула ему:
«Ты че-то как свинья! Ваще иди-ка!
Мне пугало такое ни к чему».

Все это – лишь к примеру. Лишь примерно.
Примерьте роль Рудольфа, роль Мари.
Хотя важнее остальных, наверно,
Роль ежевики, что ни говори.

Рудольф, рыдая, понял: «Бесполезно!»
И сел печально в личный самолет,
Ну а Мари обратно в куст полезла.
Она крута – и много наберет!
Не ходи по мне!

Стихи о любви – хорошее начало года

Баллада об утконосе и ехидне

Полюбил ехидну утконос.
Ах, как сердце тронула красотка!
Ей букеты австралийских роз
Он носил взволнованно и кротко.

А она ехидничала: «Ой!
Это что?! Коллекция колючек?
У меня колючки у самой,
Мне не надо этих глупых штучек!

Если уж зовешься утконос,
Значит, и носить мне должен уток.
Ты куда? За утками? Всерьез?
Что, совсем не понимаешь шуток?

Ну и клюв! Ох, до чего смешной!
Где ты прищемил его, бедняга?
И чего ты бегаешь за мной,
Словно утконосая дворняга?»

Утконос от счастья трепетал
И мечтами уносился в дали.
Даже вроде по небу летал,
Если верить сплетнице коале.

Исполнял он, не жалея сил
Прихоти покорно и прилежно.
Ледяное сердце растопил,
И ехидна прошептала нежно:

«Милый, ты мне жизнь перевернул,
Стать твоей навеки я готова!»
Утконос икнул. Потом зевнул.
И отчалил, не сказав ни слова.

Как же он любил ехидный взгляд,
Злые и колючие словечки!
Он в душе хранил ехиднин яд,
Как лекарство горькое в аптечке.

Всю любовь разрушила она,
Было утконосу так обидно!
Ну кому, подумайте, нужна
Эта неехидная ехидна?
Катания 2015

Африканская баллада о семейном счастье

В Бурунди, в Руанде, а, может, в Уганде
В обычной лачужке жила Изабель.
Она увлекалась учением Ганди,
Но также ей был симпатичен Фидель.

Ее каждый день волновали вопросы:
«Что делать?», «Что выпить?» и «Кто виноват?»,
Она собирать не хотела кокосы,
Бежала к матросам, кричала «Виват!»

Потом Изабель выползала из трюма
И думала: «Надо читать „Капитал”…»
А призрак по Африке рыскал угрюмо,
Но после исчез – очевидно, устал.

Родня закрома набивала бататом,
Им девушка в спину кричала: «Даешь
Отпор супостатам! Даешь мирный атом!
Да здравствует Индия! С нами Гаврош!»

Но как-то из дикого племени мбаси
Наведался к ним обаятельный гость.
Он был в боевом людоедском раскрасе,
На шее висела берцовая кость.

Как видно, ему приглянулась девица,
И щелкнуло что-то в его голове.
Он рявкнул одно только слово: «Жениться!»,
Хоть слов знал, как минимум, дюжины две.

Сгорели брошюры, статьи, мемуары
На свадебных ярких веселых кострах.
Ну что вам сказать? Нет счастливее пары
Ни в джунглях густых, ни в высоких горах.

Довольны родители: дочку спихнули,
Теперь до политики дела ей нет.
Уютно кипит кто-то вкусный в кастрюле –
Марксист, монархист… лишь бы мужу обед!
Дезориентация в пространстве

Что едят грибы

Хвоя, ветки вперемешку,
Хруст и шелест под ногой…
Мы поймали сыроежку,
Привели ее домой.

Мы решили: сыроежка –
Значит, сыр любить должна.
Дали сыру – ну-ка, ешь-ка!
Ка-ак зачавкала она!

Мы глазам своим не верим –
Полкило умяла враз!
А маслята лезут в двери,
Масла требуют у нас!

Портрет сыроежки – подарок от egenika:

100,86 КБ

Поскольку стишок старый, он уже успел обрасти иллюстрациями, но показать мне хочется не их, а довольно необычный рисунок. Художник – израильский мальчик Алекс Бондаренко из студии наивного творчества при Доме Януша Корчака в Иерусалиме. В необычности рисунка можно убедиться, заглянув под кат. А еще под катом ссылка на песенку, тоже довольно неожиданную, как мне кажется.

Collapse )
Катания 2015

Шуршавая песенка

Ссылка на этот старый стишок уже была в ЖЖ в Заповеднике сказок, так что кто читал, простите:) Но в моем журнале пока не было. Пусть будет.

Шуршавая песенка

Шуршавчик с Шебуршунчиком покинули Шуршандию,
Шуршавчик с Шебуршунчиком забросили дела.
И дунули напару в заграничную Гремляндию –
Их в гости Погремучина давным-давно ждала.

Шуршавчик с Шебуршунчиком надели шебуршицию
И за плечи забросили большие шуршаки,
И, попрощавшись наскоро с любимою столицею,
Они бесстрашно двинулись сквозь горы и пески.

Сквозь горы и предгория, пески и предпесочия
Шуршавчик с Шебуршунчиком шуршали напролом
И видели хорошести и разности воочию,
Которые нам с вами не увидеть нипочем.

И страшную Тишляндию, и тихую Страшляндию,
Холмистые речушки и речистые холмы,
Вихляндию, Кривляндию и Дуракаваляндию,
И прочее, и прочее, что не увидим мы.

Шуршавчик с Шебуршунчиком гуляли на гуляниях
И барствовали в барах, и судачили в судах.
Им улыбались радостно собратья на собраниях
И пели пеликаны в пеликановых садах.

Так шли через Болвандию, Дивандию-Кровандию
И через восемь часецев и шесть годоминут
Они пришли в Гремляндию, Гремляндию, Гремляндию,
Они пришли в Гремляндию, где так давно их ждут.

Но услыхав гремления и грохоты гремевшие,
И увидав, как выползла гремучая змея,
Шуршавчик с Шебуршунчиком, от страха обалдевшие,
Обратно припустили, подвывая и скуля.

Они вприпрыжку бросились в родимую Шуршандию,
Минуя городишки, городищи, города.
Примчались. Затаились. А в гремучую Гремляндию
Их больше не заманишь ни за что и никогда!

10.76 КБ

Рисунок Леонида Левицкого

Upd: Посмотрела на два поста подряд, развеселилась, парочки на рисунках показались мне похожими.
Катания 2015

Песенка

Как много девушек в Гранаде,
Но Тересита всех стройней.
Увы, она живет у дяди,
И он, как пес, следит за ней.

Да, дядя самых честных правил
И строже, чем отец и мать.
Он ей условие поставил:
Всех кабальеро в шею гнать.

Он вечно держит дверь закрытой,
А между тем, идут года.
Остаться старой сеньоритой?!
Ну нет уж, дядя, никогда!

В Гранаде жизнь кипит повсюду,
Лишь Тересита все одна.
Вот как-то старого зануду
Зовет к компьютеру она.

От наглости своей дурея,
А сдуру став еще наглей,
Мурлычет: «Посмотри скорее»
И тычет пальчиком в дисплей.

«Ты не слыхал об интернете?
Весь мир о нем лишь говорит!
Здесь ты прочтешь про все на свете...
Конечно, есть и про артрит!

Про пенсии и про корриду,
Про мази, про Мадридский двор...»
И дядя, поворчав для виду,
Уперся взглядом в монитор.

Прочел о смерче, снах, Багдаде
И в чат случайно заглянул... *
Вот так и пропадают дяди,
А девушки идут в загул.

* Вариант: В ЖЖ случайно заглянул :)
Катания 2015

Грустная песня про грустную песню

О печальный юноша с гитарой,
Не тревожь сегодня тонких струн.
Мне от звуков этой песни старой
Хочется завыть на сотню лун.

Это плач о женской доле жалкой,
О коварных замыслах мужчин,
Сказ о том, как встретился с русалкой
Паренек задумчивый один.

У воды под старой серой ивой
Он такие ей шептал слова,
Что она в возможность быть счастливой
Верила, как глупая плотва.

Это очень просто – лечь на травку
И забыть, где правда, где игра…
Вскорости открыл парнишка лавку
С вывеской «Русалочья икра».

Я над этой песней плачу с детства,
Так не рви мне душу лишний раз.
Никуда от истины не деться:
Нет, увы, такой икры у нас.
Катания 2015

Городская песенка

А вечером воздух дремотней,
Чем ряской зашторенный пруд.
Девчонка стоит в подворотне,
Тяжел ее горестный труд.

Густой макияж исковеркал
Доверчивый девичий взгляд,
И серые тени на веках
Дорожной тоскою пылят.

Проходят пузатые дяди
И мальчики в тертой джинсе,
На девочку в ярком наряде
Косятся презрительно все.

А девочка руки к ним тянет,
Соблазна полна ее речь.
Ей надо любыми путями
Зазвать, заморочить, завлечь.

Старушка сварливо бормочет:
«Болтаются всякие тут!»
... А дома малютка-сыночек,
И брошен давно институт.

Тоскливо на улице пыльной,
Красивая жизнь далеко...
«Вам хочется связи мобильной,
Чтоб дешево, быстро, легко?

Салон наш на той остановке,
Спешите, упала цена.
Берите, берите листовки!
Всю пачку раздать я должна...»