Tags: из бывшего

чб

Что-то с памятью моей

А вот у меня вопрос. Давно хочу задать.
Скажите, вы много помните имен и фамилий из детства-юности?
Я очень долго полагала, что помнить, как звали одногруппников по детскому саду, – норма. Нет, ну а с чего я должна была забыть-то? Лен – четыре (это еще ничего, в классе потом шесть было): Русанова, Лифанова и две мои подружки – Ленка Зекина и Ленка Жаворонкова.
Наташ две – Плечная и Дашкевич. Наташа Дашкевич потом в другой садик перешла, на прощание принесла ириски. В результате я лишилась пломбы.
Ренатов тоже два – Вафин и Мингазов. И Саш два – Сердобольский и Щегорцов. Со вторым у меня, помню, интересный разговор про религию вышел. Он мне рассказывал про ангелов, (дословно) мягких, как пирожки.
Светка была – Пантелеймонова. А Галя – Бимцева. Игорь – Городилов. А Дима – Болдырев.
У Оли и Иры была одна фамилия на двоих. Обе они были Тихоновы. Но не сестры и не родственницы. Так я впервые узнала о существовании однофамильцев.
Collapse )
чб

Если снимать не захочешь облой, гнать тебя будут поганой метлой

Недавно наткнулась в инете (и, кажется, уже не в первый раз) на вопрос: «Какими самыми странными вещами вам приходилось заниматься на работе?» Чаще всего если я слышу вопрос про что-нибудь самое-самое, я впадаю в ступор. Но в этом случае не впала бы! Я бы сразу гордо ответила:
«Снимать облой с контрацептивов!»
Collapse )
А вы бы какую работу назвали? Не имею в виду странную в абсолютном смысле. Странную именно для вас.
чб

Оцифрованные негативы

Смотрели с мамой сканы и особенно радовались тому, что некоторые фотографии возникли словно из ниоткуда: то ли они никогда не печатались, то ли давно потерялись. Во всяком случае, у нас их нет и мы их не помним. А негативы, оказывается, сохранились.

Бабушка и мама в центре.
1947 год, пионерский лагерь. Лето было настолько голодное, что основные мамины воспоминания связаны с едой. Родители сдавали детей в лагерь в комплекте с их хлебными карточками. Хлеба совершенно не хватало, хорошо хоть вокруг лагеря росли кусты дикой смородины. Мама и ее ровесники собирали эти ягоды и не только сами ели, но и обменивали у младшего отряда на хлеб.
Как-то раз маму вызвали к начальнице лагеря – ей кто-то стукнул, что эта неблагодарная пионерка говорила: «Нас кормят какой-то травой!» Начальница пыталась втолковать маме, что это не трава, а очень полезный шпинат, в нем масса витаминов. Аргументы отскакивали – очень уж хотелось жрать, в двенадцать-то лет.
По выходным приезжали родители, растаскивали детей по кустам и кормили. Чем? Мама вспомнила хлеб и кильку. Хлеб родители, соответственно, отрывали от своих карточек. У дедушки было аж 800 граммов. Вот он, дедушка.


А теперь совсем о другом. Рассматривая чуть более поздние мамины фотографии, я вдруг завопила от неожиданности:
Collapse )
чб

Детский сад

Глазки-изюминки, уши-вареники…
Ждешь ли, не ждешь ли, читатель, подспудно
Рифму считалочью эники-беники,
Ждешь ли, не ждешь ли — лови. Мне нетрудно

Вспомнить те фразы, стишки и считалочки,
Слов-неразлучников тройки и пары.
К палочкам тут же бегут выручалочки,
Вслед за Тамарой бредут санитары.

Месяц — с туманом, говядина — с жадиной,
Крысы — с Борисом. Лариса, куда ты?
Нет уж, дразнилке не быть обокраденной.
В строй становись! Аты-баты, солдаты.

Брови белесые, мягкие локоны.
Садик. Изжеванный пододеяльник.
Кашки не слопаны. Чашки раскоканы.
Кудри растрепаны. Чайник, начальник.

С Иркою можно играть и с Наташкою,
Хоть из контекста порой выпадаю.
Но называть одуванчик — ромашкою?!
Как это, как это? Спорю, страдаю.

В мире, на дом и на садик расколотом,
Путь мой словесные портят ухабы.
Что ж вы фольгу называете золотом?
Ну серебром называйте хотя бы!

Воду здесь белой считают. Так принято.
Спорю, страдаю. Бесцветная — вот же!
Вот же — прозрачная! Вот же гордыня-то…
Да не гордыня. А просто как вожжи

Прямо под хвост — эти сбои словесные.
Хочется точности. Рожки да ножки.
Лучше считалки. Там странности — честные.
И понарошки идут по дорожке.
чб

Картинка из детства. Йошкар-Ола — Казань

Была недалеко Йошкар-Ола,
к нам приезжала бабушка нередко.
Она была несушка, не наседка —
в надежной сумке яйца нам несла.

Точней, везла. И каждое яйцо
укутывала в клок газеты старой,
чтоб не разбилось от контакта с тарой.
А мы, сомкнув семейное кольцо,

как сонные туристы у костра,
усевшись вкруг яичной сумки плотно,
трудились монотонно и дремотно,
приехавшие яйца развора-

чивая, разворачивая, раз-
ворачивая, и движеньем нежным,
с почтеньем (как к гостинцам зарубежным)
их складывали в миски. Возле нас

клочков газетных холм лохматый рос,
а в них обрывки ветского народа,
зда партии и тки в четыре года,
портретов трети, что-то про колхоз.

Как выполнивший план рабочий класс,
поставив миски в холодок, к балкону,
за стол мы шли к куриному бульону
из птички, привезенной в прошлый раз.
Катания 2015

Волшебник в голубом вертолете

пока не прилетел, поэтому кино в свой день рождения покажу сама.

Все, кто узнал девочку, молодцы!
Потом девочка немножко выросла и стала серьезная-серьезная. Как встанет с утра, как схватит книгу толстую-претолстую – и давай читать!

Collapse )
кривая в перевернутом

Клубкино путешествие

Помните, был "Клуб кинопутешествий"? Потом он вроде стал называться "Клубом путешественников", но я сейчас про мое раннее-раннее детство. В очередной раз посмотрев передачу, я задала родителям давно мучивший меня вопрос:
- Где же Клубка?
- Кто???
- Клубка! Это же Клубкино путешествие, а Клубку не показывают.

Абсолютно уверена, что Клубка там мерещился не только мне. Да-да, именно мерещился, а не мерещилась: Клубка был несомненный он, а не она.

А сегодня этот Клубка взял да и просочился в стишок. Который, в общем-то, совсем не о нем.

***
Все так хрупко, день — скорлупка
С грустной мякотью внутри.
Путешествуй! Где же Клубка?
Ты с собой его бери.

По долинам и по взгорьям
Помотаемся втроем.
А корзинку с бледным горем
Мы в дорогу не берем.

Мимо острова Буяна,
Мимо пляски городской.
Одиссея, Рамаяна,
А я маленький такой.

Мальчик пальчик в книжку тычет,
Чтоб проткнуть ее к чертям.
Кто-то что-то нам накличет,
К нашим вылетев путям.

То ли дряхлая голубка,
То ли чаячий птенец.
Дальше, дальше… Где же Клубка?
Снова спрятался, подлец.

Мы себя куда-то гоним,
Отдирая прочный клей.
Там, под солнцем посторонним,
Сердцу будет веселей.

Косогоры-горы-горы.
Пальмы, пальмы. В даль мы. К ним.
Разговоры-воры-воры.
Ничего не объясним

Ни себе, ни сталактитам,
Ни соборам, ни слонам,
Но пройти там, проползти там
Непременно нужно нам.

Тупо впитывает губка
Тигров, травы и трамвай.
Все, уходим. Где же Клубка?
Ну-ка песню запевай!

Кимберлитовая трубка,
Как коробушка, полна.
Что с ней делать? Где же Клубка?
Испарился. Тишина.
кривая в перевернутом

Жила-была девочка. И вот однажды пошла она в школу...

Сейчас я вас по случаю 1 сентября буду пугать. Слабонервным лучше под кат не заглядывать. Там Фрагменты Документа.
Collapse )
Зато тот, кто выдержал испытание Документом, может посмотреть кино «Как milka_why первый раз в первый класс пошла». Точнее, несколько склеенных в довольно произвольном порядке сюжетов продолжительностью в сумме 12 минут. Сборы в школу, включающие почему-то игру в карты и на фортепиано. Школьная линейка. Ну и т. д.:) В общем, кому охота заглянуть в семидесятые – таки можно заглянуть.
Есть у меня там и любимые фрагменты. Как этот ребенок складывает портфель!!! И ведь опять-таки ничего с тех пор не изменилось. Зато кривляние перед зеркалом, сопровождаемое неслышным (звука, разумеется, нет) хохотом, по-моему, прекрасно.
Collapse )
чб

История партии, единыши и две пары туфель

Последний пост tarnegolet навеял воспоминания о преподавании так называемых общественных наук в институте.

На первом курсе у нас была история КПСС  – она же история партии. Понятно же, что партия и КПСС были синонимами, поскольку партия могла быть только одна. А если вам непонятно, то я могу только позавидовать вашей молодости.

Вел этот прекрасный предмет профессор Виталий Павлович Ки... ну, пусть будет Компотов. Виталий Павлович, как и Владимир Ильич, очень любил детей. Но у него, в отличие от вождя мирового пролетариата, своих детей было трое, и он этим очень гордился. Жена Компотова была тоже профессором и тоже преподавала историю партии, только в соседнем институте. Она как-то раз читала нам лекцию вместо мужа. Представляю, как осуществлялся процесс воспитания в их высокоидейном семействе:

– Мама, купи мороженое!
– Сначала изложи апрельские тезисы.

– Быстро спать! Что значит «не хочется»? Почитай на ночь решения XXVI съезда.

Конечно, отдельно взятая компотовская ячейка социалистического общества нас не особо волновала. И, тем не менее, любовь Виталия Павловича к детям имела самое непосредственное отношение к нам, к истории КПСС и, самое главное, к сдаче экзамена.
Collapse )
кривая в перевернутом

Бананы

Заметки о нелюбви

Первая часть здесь. Кто не читал, советую начать с нее. И почитайте там комменты! Честное слово, есть очень смешные.

Часть вторая

***
Пятнадцать лет назад я приехала в Израиль, а точнее, в город Ашкелон, в гости к inna_steinberg, которая таковой еще не была. Впрочем, и я еще не знала, что я будущая milka_why. К тому времени мы с бананами уже давно все поняли и не пытались склонить друг друга к любви.

В первый же вечер мы с Инкой пошли на берег моря — кажется, там это называется «марина» — и расположились в открытом кафе. Выбрав мороженое с фруктами, я долго и пристрастно допрашивала мальчика-официанта:
— А бананы там есть?
— Есть! — расплылся в улыбке мальчик.
— А без бананов можно?
— Можно… — растерялся он.
— Совсем-совсем без бананов! — настаивала я.
— Конечно! Я скажу, чтобы других фруктов побольше положили.

Вскоре мальчик принес роскошное сооружение. В вазочке высилась гора мороженого, из которой тут и там выпирали фрукты. Особенно хорошо были видны темные виноградины. Сверху громоздилась еще одна гора, совсем гигантская — это были взбитые сливки. У нас такой красоты не было, да и вообще — куда нашим мизерным порциям до израильских. Я замерла, предвкушая праздник.

Надо ли говорить о том, что мороженое было буквально нашпиговано бананами? Их там было больше, чем всех остальных фруктов, вместе взятых. Они таились в сугробах, как вражеские лазутчики в белых маскхалатах. Как ни старалась я отгребать их к бортикам, они упорно лезли в ложку и в рот. Я даже попыталась убедить себя в том, что моя бананофобия сильно преувеличена и я сейчас бодренько эти бананы съем. Не, не смогла.

Вы, может, думаете, что мы с официантом не смогли перелезть друг к другу через языковой барьер? Вовсе нет. Мальчик был вполне русскоязычный. Просто такое мое банановое счастье.

***
Когда я ехала на экскурсию в Галилею, вдоль дороги тянулись банановые плантации. Израиль всегда был страной чудес. Оказалось, что бананы растут там в синих пакетах. Местные птицы так пугаются этой мичуринщины, что облетают ее стороной и не клюют бананы.

***
Где же еще растут бананы, кроме Израиля и Дворца культуры строителей? Понятно, в банановых республиках. Иначе зачем бы их так назвали? Любимый русскими людьми Гондурас — трижды банановая республика. Там есть еще и река Рио-Платано, и одноименный заповедник. Означает это словосочетание «банановая река». Возможно, Рио-Банано где-нибудь означает «платановая река».

***
В бананово-лимонном Сингапуре бананы тоже растут, но довольно вяло. Это вообще совершенно не сельскохозяйственная страна, а большая часть фруктов импортируется из Малайзии и Таиланда.

Лимоны там не растут вообще!

Реалистам предлагаю петь «В машинно-электронном Сингапуре». Романтики могут придерживаться старой версии. Впрочем, и в оригинале есть еще одна, в другом куплете:

В опаловом и лунном Сингапуре, в бури,
Когда под ветром ломится банан,
Вы грезите всю ночь на желтой шкуре
Под вопли обезьян.

Меняется язык. Странным и неуместным кажется здесь слово «ломится». И мне упорно мерещится вот что: под порывами ветра банан бьется листьями в закрытое окно дома и ломится внутрь. Картинка эта мне хорошо знакома. Стоит подуть ветру, как ко мне в окно начинает ломиться вяз. У меня была об этом небольшая ужастикоподобная зарисовка. Жила бы я в Сингапуре, ломился бы банан. Все логично.

А желтая шкура представляется мне шкуркой огромного желтого банана. Лежать на ней, наверное, холодно и неприятно. И не уснешь. Да еще и под крики обезьян. Что остается? Только грезить.

Collapse )