Category: медицина

чб

Что-то с памятью моей

А вот у меня вопрос. Давно хочу задать.
Скажите, вы много помните имен и фамилий из детства-юности?
Я очень долго полагала, что помнить, как звали одногруппников по детскому саду, – норма. Нет, ну а с чего я должна была забыть-то? Лен – четыре (это еще ничего, в классе потом шесть было): Русанова, Лифанова и две мои подружки – Ленка Зекина и Ленка Жаворонкова.
Наташ две – Плечная и Дашкевич. Наташа Дашкевич потом в другой садик перешла, на прощание принесла ириски. В результате я лишилась пломбы.
Ренатов тоже два – Вафин и Мингазов. И Саш два – Сердобольский и Щегорцов. Со вторым у меня, помню, интересный разговор про религию вышел. Он мне рассказывал про ангелов, (дословно) мягких, как пирожки.
Светка была – Пантелеймонова. А Галя – Бимцева. Игорь – Городилов. А Дима – Болдырев.
У Оли и Иры была одна фамилия на двоих. Обе они были Тихоновы. Но не сестры и не родственницы. Так я впервые узнала о существовании однофамильцев.
Collapse )
кривая в перевернутом

Об синий платочек

Давно мы не играли. Давайте, а?

Наглые алые шали
Спрыгнули с криком с плеча.
Если такое вы увидали,
Срочно зовите врача.

Милое желтое кепи
Шустро ползет по спине
И навевает мысли о репе,
Сыре и полной луне.
Collapse )

А вы что видели?
кривая в перевернутом

Семь лет со дня смерти Натальи Хаткиной cambala

Да, уже семь.
И еще больше хочется, чтобы Наташу не забывали и читали. Она писала очень разное – взрослое, детское, смешное, грустное, стихи, прозу. И вот такое – тоже:

Наталья Хаткина
Психотерапия

Когда молчанье невтерпеж и хочется кричать, и столько рож, и только ложь, пора права качать, – не лезь, приятель, на рожон, прислушайся ко мне: представь себе, что ты шпион, шпион в чужой стране.
Начальник вызвал на ковер, волной погнал понты, – молчи, вступать не стоит в спор: ты Штирлиц, Штирлиц ты.
Супруга тянет в ресторан, хоть пуст твой кошелек, сосед – в который раз, болван! – протек сквозь потолок. Какой-то хулиган гвоздем «Жигуль» твой расписал, в стране вообще сплошной содом, в мозгах – девятый вал. Спать не дает собачий лай или орут коты, – молчи и рта не разевай: ты Штирлиц, Штирлиц ты!
Я тоже в образе с утра и потому жива: я золотая медсестра в психушке номер два. А на больных срываться грех (ты б знал мою семью!), я успокаиваю всех и валиум даю.
Но все же теплится в мечтах: настанет день, и вот – мешок смирительных рубах мне прачка принесет. И все, кто был жесток со мной, притихнут до поры, и будет долгий выходной у доброй медсестры.
Катания 2015

Хореи, хореи, кругом одни хореи

Препаратом психотропным
Кто-то холим и лелеем,
Ну а я — четырехстопным
Исцелительным хореем.
Им взбодрима, им хранима,
Им влекома к ноосфере.
Препараты — это мимо.
Ну, пока, по крайней мере.
Не ходи по мне!

Как доктор зубы заговаривал

Вечером у меня заболели зубы.
Всю ночь они ныли. Причем довольно громко, так что мешали мне спать, а к утру совсем разболелись. У них поднялась температура и начался насморк. Пришлось идти с ними к врачу.
— Немедленно прекратите чихать! — потребовал доктор.
— Апчхи! — ответили зубы.Collapse )